Баль соционика секс


Соционический тест Статистика тестов Соционические исследования. В отличие от Драев, Макс не будет зря орать и биться в истерике — он просто прикажет, и попробуйте не подчиниться: И то Габа при желании можно приставить к делу, и он будет торчать, где оставили, а вот Дюмку фиг заставишь — при всей показной тихушности в голове у нее есть четское представление об идеальном мире.

И мед этот, знаете, тягучий такой и липкий, а уж сладкий настолько, что у вас быстро развивается диабет третьей степени. Гамлет, как хороший режиссер, старается ставить спектакли по возможности в разных театрах, чтоб срубить побольше бабла и аплодисментов.

Читала характеристику своего типа я - Бальзак , ухохатываясь и соглашаясь - мой портрет.

Гексли — они, сука, веселые. В отличие от Напа или там Дона не пыжатся, стараясь изобразить из себя нечто — они и так знают, кто они, а мы — нет, потому в близком общении со Штирлем всегда есть некий элемент ужастика, где героиня-блондинка под зловещую музыку распаковывает яркую коробку, в котором вместо конфет оказывается семейка живых тарантулов.

Тормоз он, товарищи, редкостный — причем свою тормознутость, сука, свято холит и лелеет, подводя под нее всяческие логические обоснования и умело давя на вашу черную этику.

Робеспьеры — они, сука, умные. С виду они походят на святых, посланных в этот жестокий мир, чтоб его спасти, и обожают порассуждать о судьбах мироздания и пороках, захлестнувших современную молодежь. Евгений, меньше всех он обложил Дюму, тех же Робов выставил чмошниками, а похвалил лишь Джеков, Штирлицов и Габенов.

Материалисты до мозга кости, прагматики от дьявола, уверены в себе донельзя и сияют, как начищенные монетки, в любое время дня и ночи. А ежели вы тапочки таки принесете, то не избежать вам обвинения в отсутствии инициативы и полета мысли.

Штирлицы — они, сука, вообще темные лошадки, чем и бесят.

Баль соционика секс

Приближаться к ним не рекомендуется никому, будь вы хоть активатором, хоть, не побоимся этого громкого слова, полудуалом - если Драй вас заметил, то мы вам не завидуем. Пафосны донельзя, мнят себя круче крутых яиц, крайне озабочены, что усердно скрывают и выдают за активность и сексапил.

Работать Гексли не любят, а успеха достигают там, где нужно запаривать кому-то мозг и молоть языком без стеснения, и не требуется ничего делать руками; это те самые бродячие продавцы ножей-копилок со встроенным феном и яйцедробилкой, которые оставят вас без копейки денег и еще задружатся на всю жизнь.

Баль соционика секс

Джек — это тот розовый заяц, который все бежит, сука, и бежит, пока голубые не воспылают нему острой и чистой ненавистью. Что для нормального индивида, Штирля какого, или, не побоюсь этого слова, Макса, служит поводом для немедленного самоуничтожения, то для Дона — утренняя разминочка перед Большой Аферой.

Надо сказать, что ассоциации с названием ТИМа возникают самые что ни на есть авантюрно-приключенческие — подвески, кони, люди, королевская милость, все за одного и прочая хуйня; а на самом деле скучнее, чем Дюмки, могут быть только Габены.

Кроме того, они махровые идеалисты и ханжи, набитые принципами и моралью по самое не балуйся, из чего логически вытекает, что главный враг для нормального Драя — это Джек, который любой принцип оценивает исключительно в величинах денежной единицы.

Из любой фигни вроде заусенца или потекшей туши Гам сделает трагедию вселенского масштаба, причем оторванная пуговица в пересказе превратится в падение бомбардировщика аккурат на гамлетовское пальто. Когда ваш Есь придет домой с синим хохолком вместо блондинистой гривы и в тулупе на босу ногу, не удивляйтесь — это очередной творческий кризис.

А все почему? При первом столкновении с Напом вы не замечаете ничего подозрительного — обаятельные гады, они маскируются под Геков или даже Жуков, фееря и сверкая изо всех сил. Геки любят, сука, новизну и приключения — потому их легко развести на поебацца; но влюбляются они предусмотрительно только в унылое говно типа Габена или Дюмки, чувствуют, что только такие рохли их распиздяйство и выдержат.

Соционические типы. В целом, Штирль напоминает сундук с механическим приводом и такой сложной системой замков, что и пробовать не хочется. Попробуйте только не восхититься талантом Еся — это все равно, что не вострепетать перед идеями Дона.

А еще к этим мерзавцам липнут деньги, что крайне раздражает, особливо Донов, которые никак не могут понять, почему столь приземленные придурки зашибают столько бабла, когда такие непризнанные гении, как Доны, опять сидят по уши в дерьме. Еще Бальзак умеет прикинуться эмокидом, этаким някой, ибо большие глаза делает, сука, как никто.

Гексли — они, сука, веселые. Они всегда в тонусе, вечно на подъеме, и нет, допинг тут не при чем — как трезвые, так и пьяные, Гюги одинаково благожелательно настроены к неблагодарному человечеству. Джеки — они вообще, сука, прохвосты еще те, живчики, для которых на всем белом свете не существует никого, кроме них, любимых.

Зато кто Гюг обожает — так это Гексли, которые им словно братья-близнецы. Логики по идее, что удачно маскируют отсутствием проблеска мысли в глазах и прямым, как мозговая извилина, подходом к решению любой проблемы:

Гюго — они, сука, оптимисты до мозга кости, массовики-затейники от бога. Объект для страсти Есь выбирает со всей тщательностью — нужна полная гарантия, что это злобное и жестокое существо никогда Еся не полюбит и будет лишь пользоваться его юным и прекрасным телом; тогда Есь вновь будет несчастен, депрессивен, обласкан очередным наивным идиотом, и пойдет творить гениальное направо-налево, пока не будут остановлены метким фингалом Жука, которого вся эта блядская романтика и бардак порядком заебли.

Очень понравилось, перечитываю 3-йогу раз уже, применяют к знакомому народу. Получается хреново, от чего Гамлеты впадают в еще больший ступор и принимаются красиво депрессовать, кончать с собой или декламировать стихи иногда одновременно , а если вам особо не повезло — еще и петь тихим голосом.

Тормоз он, товарищи, редкостный — причем свою тормознутость, сука, свято холит и лелеет, подводя под нее всяческие логические обоснования и умело давя на вашу черную этику.

При первом рассмотрении Гексли напоминают маленькое цунами; впоследствии становится ясно, что этот катаклизм закончится, только когда вы выпрете Гексля за дверь, что непросто, ежели у вас еще осталось выпить, а выпить они не дураки.

А все почему?

А еще им крайне повезло с дуалами — те тоже выглядят со стороны, как ушибленный атомным взрывом танк, но, в отличие от Роббеспьеров, этим крайне гордятся. От его мельтешения у нормального человека рябит в глазах и чешутся кулаки.

При более внимательном взгляде Достоевский — классические гнилые интеллигенты в очках на сломанной дужке, пользы никакой, но поныть и попризывать к насаждению доброго и вечного огненным мечом — это завсегда, особенно если бороться со злом будет кто-то другой, нередко Драй или Штирля, коего по болевой легко развести на жалость, чем Дост беззастенчиво пользуется.

Он все успевает, у него все работает — нет, не ломается, не горит, как у вас, а именно функционирует; он всегда весел, всегда в нужном месте и в нужное время, всегда готов, как пионер. Видимо, именно ради Донов мироздание и создало Дюмку — единственный ТИМ, у которого от капризов Дона не возникает желания заехать ему этими тапочками в ебальник.

Достоевские — они, сука, жалостливые и сердобольные сволочи, которым непременно надо быть в каждой бочке дегтя медовой затычкой. А без публики Гам, как фикус без окурка — не функционирует, временно косплея Еся и прикидываясь невинно убиенным веником.

При этом оставлять Гека без присмотра не рекомендуется — он обладает изяществом и грацией бегемота в балетном прикиде, поэтому уберите подальше хрупкие статуэтки и хрупких гостей трагического склада психики, навроде Балей и Гамов. Или не тихим. На деле внимания их обычно дожидается нечто аналогично унылое типа Баля или Доста, потому что дуалы, полудуалы и иже с ними обходят Робов сторонкой — увлекательный рассказ о синхрофазатроне не всегда затронет сердце девушки, что неизменно Робов изумляет.

Как ни странно, многих Гюги своей неуемной активностью раздражают, и в этом трагизм данного ТИМа — вреда от них мирозданию никакого, на жисть не жалуются, по мозгам не ездят, с собой не кончают по три раза на дню, а все туда же — вынести их дольше получаса и без выпивки сложновато.

Штирлицы — они, сука, вообще темные лошадки, чем и бесят. Однако будьте настороже: Разглагольствуя о равенстве полов и прочей дребедени, Гексли, вне зависимости от этого самого пола и ориентации, с удовольствием сядут вам на шею, где и останутся навсегда, пребывая в перманентном творческом поиске и запое одновременно.

Как это использовать? Габ вообще всегда молчит, и на лице его застыла робкая улыбка, которая безумно раздражает любого, кто способен связать два слова с третьим, в отличие от.

Драйзер — это пиздец от соционики, и этим все сказано. С первого взгляда кажется, что Макс логичен до неприличия, но по сути он настолько зациклен на себе любимом, что вывести его из состояния вечной медитации на собственный мозг может только что-то действительно из ряда вон выходящее, например, такое чудо в перьях, как Гам.

Не обманывайтесь их порой хрупким видом: Потому, когда на вас из-за спины напрыгивает этакое нечто в карнавальном костюме и принимается громко петь футбольные кричалки, рекомендуется изображать безумную радость, а то будет хуже — обиженный Гюго еще страшнее, чем расстроенный Дост.



Досуг энгельс девушки секс
Порно с категорией кончают в рот
Ебут машу из универа новой общаги
Жестокий минет до блевотины порно видео онлайн
Онлаин секс видиио
Читать далее...

<